Обмен учебными материалами


Глава 1. Отмена крепостного права. 3 страница



Закон предоставлял помещику право переносить крестьянские усадьбы на другое место, а до перехода крестьян на выкуп обменивать их наделы на свою землю, если на крестьянском наделе открывались какие-нибудь полезные ископаемые или эта земля оказывалась необходимой помещику для его хозяйственных нужд. Таким образом крестьянин, получив надел, еще не становился его полноправным хозяином.

При переходе на выкуп крестьянин получал наименование "крестьянина-собственника". Однако земля предоставлялась не отдельному крестьянскому двору (за исключением крестьян западных губерний), а общине. Общинная форма землевладения исключала для крестьянина возможность продать свой надел, а сдача последнего в аренду ограничивалась пределами общины.

При крепостном праве некоторая часть зажиточных крестьян имела собственные покупные земли. Поскольку тогда закон запрещал крепостным крестьянам производить покупки недвижимости на свое имя, то таковые совершались на имя их помещиков. Помещики в силу этого становились юридическими собственниками этих земель. Только в семи губерниях Нечерноземья покупных земель у помещичьих крестьян насчитывалось 270 тыс. десятин. При проведении реформы многие помещики пытались завладеть ими. Документы архивов отражают полную драматизма борьбу крестьян за свои покупные земли. Далеко не всегда результаты тяжебных дел оказывались в пользу крестьян.

Для ограждения интересов мелкопоместного дворянства особые "правила" устанавливали для них ряд льгот, что создавало еще более тяжелые условия для крестьян в этих имениях. Мелкопоместными владельцами считались те, кто имел менее 21 души муж. пола. Таковых числилось 41 тысяча, или 42% от общего числа поместного дворянства. У них находилось в общей сложности 340 тыс. душ крестьян, что составляло око 3% всего крепостного населения. На одно мелкопоместное владение приходилось в среднем по 8 душ. Особенно много было мелких помещиков в Ярославской, Костромской и Смоленской губерниях, которых насчитывались десятки тысяч дворянских семей, владевших от 3 до 5 душ крепостных.

Мелкопоместным владельцам предоставлялось также право вовсе не наделять крестьян землей, если к моменту отмены крепостного права они ею не пользовались. Кроме того мелкопоместные владельцы не обязаны были прирезывать крестьянам землю, если их наделы были меньше низшей нормы. Если крестьяне мелкопоместных владельцев совсем не получали наделов, то им предоставлялось право переселяться на казенные земли и получать пособие от казны для обзаведения хозяйством.

Наконец, мелкопоместный владелец мог передать крестьян с их полевыми наделами, за что получал вознаграждение в сумме 17-ти годовых оброков, взимавшихся им ранее со своих крестьян.

Наиболее обделенными оказались "крестьяне-дарственники", получившие дарственные - "нищенские" или, как они сами их называли, "сиротские" наделы. Дарственников насчитывалось 461 тыс. муж. пола. "В дар" им было предоставлено 485 тыс. десятин - по 1,05 десятины на душу. Более 3/4 дарственников находилось в южных степных, поволжских и центрально-черноземных губерниях. По закону, помещик не мог принудить крестьянина взять дарственный надел. Но нередко крестьяне оказывались поставлены в такие условия, когда они были вынуждены соглашаться на дарственный надел и даже требовать его, если их дореформенный надел приближался к низшей норме, а платежи за землю превосходили ее рыночную стоимость. Получение дарственного надела освобождало от высоких выкупных платежей, дарственник полностью порывал с помещиком. Но перейти "на дар" крестьянин мог только с согласия своего помещика. Стремление перейти "на дар" преимущественно проявлялось в малонаселенных многоземельных губерниях и главным образом в первые годы проведения реформы, когда рыночные и арендные цены на землю были сравнительно невелики в этих губерниях.

Загрузка...

К получению дарственного надела особенно стремились зажиточные крестьяне, имевшие свободные денежные средства для покупки земель на стороне. Эта категория дарственников смогла наладить предпринимательское хозяйство на покупной земле. Большинство же дарственников проиграли и оказались в бедственном положении. В 1881 г. министр внутренних дел Н.П. Игнатьев писал, что дарственники дошли до крайней степени нищеты, так что "земства вынуждены были им оказывать ежегодные денежные пособия на прокормление, и со стороны этих хозяйств поступают ходатайства о переселении их на казенные земли с пособием от правительства".

В итоге 10 млн. душ муж. пола бывших помещичьих крестьян получили 33,7 млн. десятин земли, а помещики сохранили за собой землю, в 2,5 раза превосходившую по размеру крестьянскую надельную. 1,3 млн. душ муж. пола (все дворовые, часть дарственников и крестьян мелкопоместных владельцев) фактически оказались безземельными. Надел остальных крестьян фактически составил в среднем 3,4 дес. на душу, в то время как для нормального обеспечения жизненного уровня за счет земледелия, по расчетам тогдашнего статистика Ю.Ю. Янсона, требовалось (в зависимости от условий различных районов) от 6 до 8 десятин на душу.

Наделение крестьян землей носило принудительный характер: помещик обязывался предоставить надел крестьянину, а крестьянин взять его. По закону, до 1870 г. крестьянин не мог отказаться от надела. Но и по истечении этого срока право отказа от надела было обставлено условиями, сводившими его на нет: он должен был полностью рассчитаться с податями и повинностями, в том числе с рекрутской. В итоге после 1870 г. в течение последующих 10 лет смогли отказаться от своих наделов всего 9,3 тыс душ муж. пола.

"Положение о выкупе" допускало выход крестьянина из общины, но он был крайне затруднен: необходимо было уплатить за год вперед оброк помещику, казенные, мирские и прочие сборы, погасить недоимки и т.д. Видный деятель реформы 1861 г. П.П. Семенов отметил такое характерное явление: в течение первых 25 лет выкуп отдельных участков земли и выхода из общины был редок, но с начала 80-х годов он стал "обычным явлением". При этом "выкупают свои участки не зажиточные крестьяне, как это было в первое 25-летие, а самые бедные, разорившиеся, бездомные и безлошадные, на чужие деньги, с тем, чтобы немедленно после выкупа перепродать свои участки скупщикам, давшим им деньги на выкуп".

Закон предусматривал до перехода крестьян на выкуп, т.е. на период временнообязанного состояния, отбывание ими за предоставленную землю повинности в виде барщины и оброка. Размеры того и другого фиксировались в законе. Если для барщинных имений устанавливалась единая норма барщинных дней ( 40 дней мужских и 30 женских за один душевой надел), то для оброчных размеры оброка определялись в зависимости от промысловых и торговых "выгод" крестьян. Закон устанавливал следующие нормы оброка: за высший надел в промышленных губерниях - 10 руб., в имениях, находившихся в пределах 25 верст от Петербурга и Москвы, он повышался до 12 руб., а в остальных оброк был определен в размере 8-9 руб. с души муж. пола. В случае близости имения к железной дороге, судоходной реке, к торгово-промышленному центру помещик мог ходатайствовать об увеличении размера оброка.

По закону нельзя было повышать размеры оброка выше дореформенных, если не увеличивался земельный надел. Однако закон не предусматривал уменьшения оброка в связи с сокращением надела. В результате отрезки от крестьянского надела происходило фактическое увеличение оброка в расчете на 1 десятину. "Какое же это улучшение быта ? Оброк-то на нас оставили прежний, а землю обрезали", - горько сетовали крестьяне. Установленные законом нормы оброка превосходили доходность с земли, особенно в нечерноземных губерниях, хотя формально считалось, что это - плата за предоставленную в надел крестьянам землю. Реально же это была плата за личную свободу.

Несоответствие между оброком и доходностью с надела усугублялось и так называемой системой "градаций". Суть ее заключалась в том, что половина оброка приходилась на первую десятину надела, четверть - на вторую, а другая четверть раскладывалась на остальные десятины. Система "градаций" преследовала цель установить максимум повинностей за минимальный надел. Она распространялась также и на барщину: половина барщинных дней отбывалась за первую десятину, четверть - за вторую, другая четверть - за остальные десятины. 2/3 барщинных работ отбывалось летом и 1/3 - зимой. Летний рабочий день составлял 12, а зимний - 9 часов. При этом устанавливалась "урочная система", т.е. определенный объем работ ("урок"), который крестьянин был обязан выполнить в течение рабочего дня. Однако вследствие повсеместного плохого выполнения крестьянами барщинных работ в первые годы после реформы барщина оказалась настолько неэффективной, что помещики стали быстро переводить крестьян на оброк. В связи с этим в сравнительно короткое время (1861 - 1863) удельный вес барщинных крестьян сократился с 71 до 33%.

Как уже было отмечено выше, завершающим этапом крестьянской реформы являлся перевод крестьян на выкуп, однако закон 19 февраля 1861 г. окончательного срока завершения такого перевода не устанавливал. В 9 губерниях Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины (Виленской, Ковенской, Гродненской, Минской, Могилевкой, Витебской, Киевской, Подольской и Волынской) правительство указами 1 марта, 30 июля и 2 ноября 1863 г. сразу перевело крестьян на обязательный выкуп, а также сделало ряд существенных уступок: крестьянам были возвращены отрезанные от их наделов земли, а повинности снижены в среднем на 20%. Эти меры исходили из стремления царского правительства в условиях вспыхнувшего в январе 1863 г. восстания в Польше привлечь на свою сторону литовское, белорусское и украинское крестьянство в борьбе со шляхетским национально-освободительным движением и вместе с тем внести "успокоение" в крестьянскую среду.

Иначе дело обстояло в 36 великороссийских, малороссийских и новороссийских губерниях. Здесь перевод крестьян на выкуп занял более двух десятилетий. Лишь 28 декабря 1881 г. было издано "Положение", предусматривавшее перевод остававшихся еще на временно обязанном положении крестьян на обязательный выкуп начиная с 18 января 1883 г., и одновременно принят указ о снижении на 12% выкупных платежей с крестьян, ранее перешедших на выкуп. К 1881 г. временно обязанных крестьян по отношению ко всем бывшим помещичьим крестьянам оставалось всего 15% . Перевод их на выкуп был завершен к 1895 г. В итоге на 1 января 1895 г. на выкуп было переведено 9159 тыс. душ мужского пола крестьян в местностях с общинным землевладением и 110 тыс. домохозяев с подворным землевладением. Было заключено в общей сложности 124 тыс. выкупных сделок, из них 20% по обоюдному соглашению с помещиками, 50% - по одностороннему требованию помещиков и 30% - "правительственной мерой" - переводом на обязательный выкуп.

В основу выкупа была положена не реальная, рыночная цена земли, а феодальные повинности, т.е. крестьянам пришлось платить не только за наделы, но и за свою свободу - утрату помещиком крепостного труда. Размер выкупа за надел определялся путем так называемой "капитализации оброка". Суть ее заключалась в следующем. Годовой оброк приравнивался к 6% с капитала x (именно такой процент начислялся ежегодно по вкладам в банк). Таким образом, если крестьянин уплачивал оброк с 1 души мужского пола в размере 10 руб. в год, то выкупная сумма х составляла - 10 руб.: 6% x 100% = 166 руб.,67 коп.

Дело выкупа взяло на себя государство путем проведения выкупной операции. Для этого в 1861 г. было учреждено при Министерстве финансов Главное выкупное учреждение. Выкупная операция заключалась в том, что казна выплачивала помещикам сразу деньгами или ценными процентными бумагами 80% выкупной суммы, если крестьяне имения получали по норме высший надел, и 75%, если им предоставлялся надел менее высшего. Остальные 20-25% выкупной суммы (так называемый "дополнительный платеж") крестьяне выплачивали непосредственно помещику - сразу или в рассрочку, деньгами или отработками (по обоюдной договоренности). Выкупная сумма, уплачиваемая государством помещику, рассматривалась как предоставленная крестьянам "ссуда", которая потом взыскивалась с них в качестве "выкупного платежа" в размере 6% от этой "ссуды" ежегодно в течение 49 лет. Нетрудно определить, что за предстоящие почти полвека, на которые растягивались выкупные платежи, крестьяне должны были уплатить до 300% первоначальной выкупной суммы. Рыночная цена отведенной в надел крестьянам земли составляла в 1863-1872 гг. 648 млн. руб., а выкупная сумма за нее составила 867 млн. руб.

Проведение государством выкупа крестьянских наделов в централизованном порядке решало ряд важных социальных и экономических задач. Правительственный кредит обеспечивал помещикам гарантированную уплату выкупа и вместе с тем избавлял их от непосредственного столкновения с крестьянами. Одновременно решалась и проблема возврата казне помещичьего долга в размере 425 млн. руб., взятых помещиками под залог крепостных душ. Эти деньги были вычтены из выкупной суммы. Кроме того, выкуп оказался выгодной для государства операцией. По официальным статистическим данным, с 1862 по 1907 гг. (до момента отмены выкупных платежей) бывшие помещичьи крестьяне выплатили казне 1 540,6 млн. руб. (и еще оставались ей должны). Кроме того они уплатили в виде оброка самим помещикам за период своего временнообязанного положения 527 млн. руб.

Хотя выкуп и дорого обошелся крестьянству, он несомненно способствовал развитию в стране капиталистических отношений. Из-под власти помещика крестьянин попадал под власть денег, в условия товарного производства. Перевод крестьян на выкуп означал окончательное отделение крестьянского хозяйства от помещичьего. Выкуп способствовал не только более интенсивному проникновению товарно-денежных отношений в крестьянское хозяйство, но и давал помещику денежные средства для перевода своего хозяйства на капиталистические основы. В целом реформа 1861 г. создала благоприятные условия для постепенного перехода от феодального помещичьего хозяйства к капиталистическому.

4. Ответ крестьян на реформу.

Обнародование "Положений" 19 февраля 1861 г., содержание которых обмануло надежды крестьян на "полную волю", вызвало взрыв крестьянского протеста весной 1861 г. За первые пять месяцев 1861 г. произошло 1340 массовых крестьянских волнений, всего же за год - 1859 волнений. Более половины их (937) было подавлено военной силой. Фактически не было ни одной губернии, в которой в большей или меньшей степени не проявился бы протест крестьян против невыгодных для них условий дарованной "воли". Продолжая уповать на "доброго" царя, крестьяне никак не могли поверить в то, что от него исходят такие законы, которые на два года оставляют их фактически в прежнем подчинении у помещика, вынуждают исполнять ненавистную барщину и платить оброки, лишают их значительной части прежних наделов, а предоставленные им объявляют дворянской собственностью. Одни считали обнародованные "Положения" поддельным документом, который был составлен помещиками и договорившимися с ними заодно чиновниками, скрывшими настоящую, "царскую волю", другие же пытались отыскать эту "волю" в некоторых непонятных, потому по-разному толкуемых статьях царского закона. Появлялись и подложные манифесты о "воле".

Наибольший размах крестьянское движение приняло в центрально-черноземных губерниях, в Поволжье и на Украине, где основная масса помещичьих крестьян находилась на барщине и аграрный вопрос был наиболее острым. Большой общественный резонанс в стране вызвали восстания в начале апреля 1861 г. в селах Бездна (Казанская губерния) и Кандеевка (Пензенская губерния), в которых приняли участие десятки тысяч крестьян. Требования крестьян сводились к ликвидации феодальных повинностей и помещичьего землевладения ("на барщину не пойдем и оброков платить не будем", "земля вся наша"). Восстания в Бездне и Кандеевка закончились расстрелами восставших: сотни крестьян были убиты и ранены. Руководитель восстания в с. Бездна Антон Петров был предан военному суду и расстрелян.

Весна 1861 г. - высшая точка крестьянского движения в начале проведения реформы. Недаром министр внутренних дел П.А. Валуев (сменивший на этом посту С.С. Ланского) в своем отчете царю назвал эти весенние месяцы "самым критическим моментом дела". К лету 1861 г. правительству с помощью крупных воинских сил, путем расстрелов и массовых сечений розгами удалось отбить волну крестьянского протеста. Достаточно сказать, что на подавление крестьянских волнений было брошено 64 пехотных и 16 кавалерийских полков и 7 отдельных батальонов.

Хотя летом 1861 г. и наметился некоторый спад крестьянских волнений, число их было достаточно еще велико: в течение второй половины 1861 г. произошло 519 волнений - значительно больше, чем в любом из предреформенных годов. Кроме того осенью 1861 г. крестьянская борьба приняла и иные формы: массовый характер приняли порубки крестьянами помещичьего леса, участились отказы платить оброк. Но особенно широкие размеры принял крестьянский саботаж барщинных работ: из губерний поступали донесения о "повсеместном неисполнении барщинных работ", так что в ряде губерний до трети и даже половины помещичьей земли осталось в тот год необработанной.

В 1862 г. поднялась новая волна крестьянского протеста, связанная с введением уставных грамот. Более половины уставных грамот, не подписанных крестьянами, были навязаны им силой. Отказ от принятия уставных грамот часто выливался в крупные волнения, численность которых в 1862 г. составила 844; из них 450 были усмирены с помощью военных команд.

Упорный отказ от принятия уставных грамот был вызван не только невыгодными для крестьян условиями освобождения, но и распространившимися слухами о том, что в ближайшее время будет дарована царем новая, "настоящая" воля. Срок ее наступления ("срочный" или "слушный час") большинство крестьян приурочивало к 19 февраля 1863 г. - ко времени окончания введения в действие "Положений" 19 февраля 1861 г. Сами эти "Положения" крестьяне рассматривали как временные (как "первую волю"), которые по истечении двух лет будут заменены другими, предоставляющими крестьянам безвозмездно "неурезанные" наделы и полностью избавляющими их от опеки помещиков и местных властей. Среди крестьян распространилось убеждение о "незаконности" уставных грамот, которые они считали "выдумкой бар", "новой кабалой", "новым крепостным правом". Вследствие этого Александр II дважды выступал перед представителями крестьянства, чтобы рассеять эти иллюзии. Во время своей поездки в Крым осенью 1862 г. он заявил крестьянам, что "иной воли не будет, кроме той, какая дана". 25 ноября

1862 г. в речи, обращенной к собранным перед ним волостным старшинам и сельским старостам Московской губернии, он сказал: "После 19 февраля будущего года не ожидать никакой новой воли и никаких новых льгот... Не слушайте толков, которые между вами ходят, и не верьте тем, которые вас будут уверять в другом, а верьте одним моим словам". Характерно, что несмотря на эти царские заявления в крестьянской массе продолжала сохраняться надежда на "новую волю с переделом земли". Спустя 20 лет эта надежда вновь возродилась в виде слухов о "черном переделе" земель.

Крестьянское движение 1861-1862 гг., несмотря на его размах и массовость, выливалось в стихийные и разрозненные бунты, легко подавляемые правительством. В 1863 г. произошло 509 волнений, причем в большинстве в западных губерниях. С 1863 г. крестьянское движение резко пошло на убыль. В 1864 г. произошло 156 волнений, в 1865 г. - 135, в 1866 г. - 91, в 1867 г.-68, в 1868 г.- 60, в 1869 г. - 65 и в 1870 г. - 56. Изменился и их характер. Если сразу после обнародования "Положений" 19 февраля 1861 г. крестьяне с немалым единодушием заявили свой протест против освобождения "по-дворянски", то теперь они больше сосредоточили внимание на частных интересах своей общины, на использовании возможностей легальных и мирных форм борьбы, чтобы добиться наилучших условий для организации хозяйства.

5. Особенности проведение крестьянской реформы в национальных окраинах России. Реформы в государственной и удельной деревне.

Проведение крестьянской реформы в национальных окраинах России исходило из основных принципов "Положений" 19 февраля 1861 г. - предоставление личной свободы крестьянам и надельной земли за повинности, с правом выкупа наделов.

В 1864 г. было отменено крепостное право в 6 губерниях Закавказья, в которых насчитывалось 506,6 тыс. душ обоего пола крепостных крестьян. 13 октября 1864 г. было издано "Положение" об отмене крепостного права в Тифлисской губернии, по которому крестьяне получали личную свободу, но земля оставалась в собственности помещиков, выделявших крестьянам определенное законом количество полевой земли и усадьбу за следующие повинности: внесение 1/4 урожая с пашен и виноградников и 1/3 укоса трав с сенокосов. Кроме того взималась плата по 3 руб. в год за усадьбу в размере 0,5 десятины. При выделении крестьянам усадьбы и наделов помещик имел право сохранить за собой не менее половины всей земли в имении. Дворовые люди и арендаторы землей не наделялись. Создавались аналогичные российским органы крестьянского управления, но за помещиком на период временнообязанного положения крестьян сохранялось право вотчинной полиции. Выкуп наделов всецело зависел от воли помещика.

13 октября 1865 г. это "положение" было распространено на Западную Грузию (Кутаисскую губернию), а 1 декабря 1866 г. на Мингрелию. В результате реформы 1864-1866 гг. грузинские крестьяне потеряли свыше 20% своей прежней надельной земли.

В 1870 г. было отменено крепостное право в Абхазии, а в 1871 г. в Сванетии. Здесь крестьяне получали от 3 до 7 десятин земли на двор и обязаны были за это в течение 4 лет "нести службу, работу и прочие повинности" или внести выкупную плату в размере от 50 до 120 руб. для мужчин в возрасте 1-50 лет и женщин 10-45 лет.

Крепостное право в Армении и Азербайджане было отменено "Положением" 1870 г. В основу его были положены принципы закона 1864 г. для Грузии. Здесь крестьяне получили в пользование по 5 десятин на 1 душу мужского пола - значительно больше, чем в Грузии, Абхазии и Сванетии.

В 1912-1913 гг. были изданы законы об обязательном переводе бывших помещичьих крестьян Закавказья на выкуп. Однако перевод на выкуп здесь не был завершен вплоть до 1917 г., когда на временно обязанном положении продолжали оставаться еще 55% крестьян. Таким образом, в Закавказье дольше всего сохранялись феодальные отношения. Условия отмены крепостного права здесь содержали больше крепостнических пережитков, что объясняется относительной отсталостью этого региона в социально-экономическом отношении по сравнению с центральными регионами России.

Более благоприятными оказались условия крестьянской реформы в Бессарабии. Основную массу сельского населения в ней составляли царане (по-молдавски - земледельцы) - лично свободные, но сидевшие на помещичьих землях крестьяне, обязанные за нее выполнять в пользу ее владельцев определенные феодальные повинности. Царан насчитывалось до 400 тыс. человек обоего пола - примерно 60% населения Бессарабской области. "Положение" 14 июня 1868 г. о царанах предоставляло им землю в подворное пользование в размере от 8 до 13,5 десятин на двор. За 1 десятину царане обязаны были уплачивать от 1 руб. 20 коп. до 2 руб. 50 коп. в год оброка. Законом от 14 мая 1888 г. остававшиеся на временно обязанном положении 40% царан были переведены на обязательный выкуп.

Удельные крестьяне в России получили свое название в 1797 г., когда был образован Департамент уделов для управления землями и крестьянами, принадлежавшими императорскому дому. Ранее они назывались дворцовыми (принадлежавшими царскому дворцу). Это была тоже феодально зависимая категория крестьян, обязанная помимо отбывания государственных повинностей платить за предоставленные им в пользование наделы оброк на содержание императорской семьи. К 1858 г. удельных крестьян насчитывалось свыше 2 млн. человек обоего пола. Они находились в 27 губерниях. На основании указов 20 июня 1858 г. и 26 августа 1859 г. они получали личную свободу и право "перехода в городские и другие свободные сельские состояния". "Положение" 26 июня 1863 г. определяло поземельное устройство, повинности, проведение выкупной операции, организацию сельского и волостного самоуправления удельных крестьян. В течение двух лет (1863 - 1865) удельные крестьяне были переведены на выкуп. Фактически они продолжали платить тот же самый оброк, что и до этого, но уже в виде выкупных платежей за землю в течение 49 лет.

При проведении аграрной реформы в удельной деревне тоже были проведены отрезки от крестьянских наделов, в результате чего землевладение удельных крестьян сократилось на 3,5%. Однако удельные крестьяне получили в среднем на 1 душу мужского пола по 4,9 десятины, т.е. в полтора раза больше, чем бывшие помещичьи крестьяне. Цена выкупаемой земли дял удельных крестьян также была завышена по сравнению с рыночной. Отрезки от наделов и завышенный выкуп вызвали многочисленные протесты удельных крестьян, требовавших безвозмездного предоставления им всей земли, которой они пользовались до реформы. Наиболее значительными были выступления удельных крестьян в Поволжье и на Урале, где условия реформы оказались особенно неблагоприятными: здесь, при сохранении в прежнем размере повинностей, отрезки от наделов достигали 20-30%.

Подготовка реформы в государственной деревне началась в 1861 г. К этому времени государственных крестьян насчитывалось свыше 19 млн. человек обоего пола. Они хотя и считались официально "свободными сельскими обывателями", т.е. на них не давил гнет крепостного права, однако они находились в системе "государственного феодализма", при которой в роли феодала выступало само государство. Оно предоставляло крестьянам в пользование землю, за которую они помимо подушной подати платили и феодальную ренту в виде денежного оброка.

24 ноября 1866 г. был издан закон "О поземельном устройстве государственных крестьян". Сельские общества сохраняли земли, находившиеся в их пользовании, но не свыше 8 десятин на 1 душу мужского пола в малоземельных и 15 десятин в многоземельных губерниях. Землепользование каждого сельского общества фиксировалось в так называемых "владенных записях" - документах, подобных уставным грамотам для помещичьих и удельных крестьян. Проведение земельной реформы 1866 г. в государственной деревне также повлекло многочисленные конфликты крестьян с казной, вызванные отрезками от наделов, превышающими установленные законом 1866 г. нормы. Так, наделы государственных крестьян в центрально-промышленных губерниях сократились на 10%, а в северных - на 44%. Но вместе с тем в 12 центральных и средневолжских губерниях была произведена прирезка к наделам. В среднем государственные крестьяне получили на 1 душу мужского пола по 5,7 десятины. Но эта земля признавалась собственностью казны. Выкуп наделов был произведен только через 20 лет - по закону от 12 июня 1886 г. При этом выкупные платежи, которые обязаны были ежегодно вносить государственные крестьяне за предоставленную им надельную землю, выросли по сравнению с прежней оброчной податью за нее на 45%. Государство мотивировало это повышение возросшей рыночной

ценой земли.

6. Значение отмены крепостного права.

Реформа 1861 г. ударила "одним концом по барину, другим по мужику". Являясь грабительской по отношению к крестьянам, она в известной мере ущемляла и экономические интересы помещиков: личное освобождение крестьянства ликвидировало монополию помещиков на эксплуатацию крестьянского труда, реформа заставила отдать крестьянам в собственность их надельную землю. Велико было нравственное потрясение бар "последышей", привыкших бесконтрольно распоряжаться судьбами и даже жизнью своих "крепостных душ". Подавляющее большинство помещиков встретило реформу 1861 г. с раздражением, надеясь, что изданный закон скоро будет изменен в желаемом для них духе. Отовсюду посыпались жалобы помещиков на грозящее им разорение. Помещичья фронда нашла свое выражение в начале 1862 г. в дворянских губернских собраниях, на которых раздавались открытые протесты против нарушения "священной дворянской собственности" и вносились предложения изменить в пользу дворянства изданный закон. Так, петербургское и московское дворянские собрания заявили, что реформа 1861 г. противоречит Жалованной грамоте дворянству 1785 г. и потребовали пересмотра закона 1861 г.

Крестьянская реформа 1861 г., несмотря на свою непоследовательность и противоречивость, явилась в конечном счете важнейшим историческим актом прогрессивного значения. Она стала переломным моментом, гранью между Россией крепостной и Россией свободного предпринимательства, создав необходимые условия для утверждения капитализма в стране. По сравнению с крепостной эпохой резко возросли темпы экономического развития, сложилась новая социальная структура, характерная для капиталистической страны: сформировались новые социальные слои населения - пролетариат и промышленная буржуазия. Изменилось и крестьянство. На смену темному, забитому, патриархальному крестьянину пришел крестьянин, побывавший на заработках в городе, много видевший и многому научившийся. В условиях относительно быстрого экономического развития России в конце XIX-начале


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная